Вторник, 21.11.2017, 03:39

JVSlash

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Дорогой Гость
RSS
Форма входа
Друзья-слэшеры
Статистика

JVSlash
JVSlash

JVSlash
JVSlash

"ДНЕВНИК" - Форум JVSlash - Slash is everywhere!


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: КатипунЪчик, Избалованная 
Форум JVSlash - Slash is everywhere! » Anime-fanfictions & Originals » Originals » "ДНЕВНИК" (слэш, romance, школа, упоминание гет, пока R за мат, немного)
"ДНЕВНИК"
sing_for_meДата: Пятница, 08.10.2010, 17:03 | Сообщение # 1
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 9
Репутация: 0
Статус: Offline
Название: «Дневник»
Авторы: SAYURI KATO (экс sing_for_me) и Nuto
Бета: Nuto и SAYURI KATO (экс sing_for_me)
Пейринг: м/м
Статус: в процессе
Рейтинг: пока R за мат
Жанр: слэш, romance, школа, упоминание гет
Саммари: Самый популярный парень в школе находит дневник, который вдоль и поперек исписан признаниями в любви. Он тут же бросается на поиски той девчонки, что потеряла из-за него голову, но найдет ли он то, что ожидает?
Комментарий: сюжет и его развитие может и предсказуемые, но, надеемся, вам все же понравится smile

Олег Макаров – Nuto
Мирослав Новиков - SAYURI KATO

Мирослав

Наверное, в каждой школе есть ребята, которых считают самыми крутыми. У них, как правило, состоятельные родители, спортивная внешность, дорогая одежда и куча вздыхающих по ним девчонок. И пусть они не совсем сильны в учебе, и поведение хромает на обе ноги, зато они желанные гости на любой вечеринке и в любой компании. Ими восхищаются, им завидуют.
Но как противоположность «королям школы» есть такие, как я. У меня немного нескладное худощавое тело, русые волосы, которые вечно торчат во все стороны и одежда отнюдь не из самого дорогого бутика. Пожалуй, единственное, что мне в себе нравится, так это глаза – они у меня большие и зеленые, совсем как у мамы.
Едва стоило переступить порог класса, как в голову прилетело что-то маленькое и твердое. Машинально ощупывая затылок, я слышу громкий смех с первого ряда. Конечно, Еремин! Кто же еще? Перевожу взгляд от заливающегося Андрея на парту рядом. Олега еще нет, опять, наверное, со своей курицей опоздает.
Олег Макаров, Андрей Еремин и Александр Кузнецов, которого в народе кличут просто Кузей, и есть «короли» моей школы. Точнее только первые двое, Кузнецов скорее просто их «шестерка». И не было бы печали, если бы эта троица не училась в моем классе и не считала своим долгом потешить свое самолюбие, доставляя неприятности мне.
Вот и сегодняшний день не стал исключением. Едва я подошел к своей парте, четвертой на втором ряду, и расстегнул рюкзак, чтобы приготовится к любимому уроку литературы, как за моей спиной возникли Еремин с Кузнецовым.
-Что вам надо? – не оборачиваясь, как можно спокойнее поинтересовался я.
-Эй, а не слишком ли ты оборзел? – раздался над правым ухом голос Еремина.
-Совсем страх потерял? – поддержал его Кузнецов.
Вот кого-кого, но этих двоих я не боюсь, хотя никогда и не сопротивлялся их нападкам. А делать было это бессмысленно, так как однокласснички за последние два года переросли меня на голову, и мои жалкие потуги их только больше позабавят. Да и рукоприкладством они никогда не занимались, чему я был несказанно рад, ограничиваясь лишь обидными оскорблениями, унижением и болючими тычками в спину.
Рука Кузнецова скинула все, что лежало на моей парте на пол.
-Какой же ты неловкий, Кузя, – покачал головой Еремин.
Я обернулся и присел, чтобы собрать вещи с пола, но ни тут-то было:
-Ты, кажись, в футбол после уроков хотел поиграть? – бросил Еремин Кузнецову. – Так чего ждать-то?
Он пнул в сторону друга мой рюкзак, а тот - обратно.
Вспомнив, что там у меня стеклянная статуэтка, которую я вчера купил в подарок Катьке, я чуть слышно ойкнул, что естественно не утаилось от этих двоих. Но бросаться на защиту своего рюкзака я не стал. А толку? Я стоически сжимал кулаки, наблюдая, как мои вещи летают по всему классу, под многочисленный смех. Да, именно вещи, так как из расстегнутого рюкзака выпало несколько учебников и тетрадок. Положение спасла, вошедшая в класс, класснуха:
-Это что такое? – возмутилась Нина Владиславовна, оглядев пол.
-А это тут Новиков буйствует. – отозвался Кузнецов, который вместе с другом уже успел занять место за своей партой. – Он сначала хотел вам дорогу цветами выстелить, а потом, когда понял, что в такую рань все магазины закрыты, решил заменить их своими учебниками.
Сидевший с ним рядом Еремин просто повалился на парту от смеха.
Нина Владиславовна решила проигнорировать реплику Кузнецова и прошла к своему столу. А я бросился собирать свои вещи, не сразу заметив, что мне помогает Маша Кольцова.
-Вот придурки, – прошептала она, когда подавала мне учебник по физике.
В ответ я лишь приветливо улыбнулся. Маша одна из немногих, кто относится ко мне хорошо, хотя и влюблена в Макарова.
Олег

Он был прекрасен. Красив той самой красотой, которой отличаются дикие, необузданные звери. Но этот зверь не был диким. Он уже второй день, как принадлежал мне!
- Олег, давай быстрее, а то мы из-за тебя опоздаем! – капризно надула губки Наташа, надевая шлем, и я, наконец, оторвался от созерцания моей прелести – нового мотоцикла, подаренного вчера моим «любимым папочкой».
- Да, милая, уже едем, – ответил я, решив не уточнять, что опоздаем мы не из-за меня, а из-за того, что кому-то срочно приспичило делать маникюр прямо перед выходом. Пожалуй, не нужно упоминать, кто именно это был.
- Ну, так вперед!– тонкие пальчики Наташи шаловливо скользнули мне под куртку, а её тело крепко прижалось ко мне, заставляя думать о чем угодно, только не о дороге и предстоящей учебе...
В школу мы с Наташей все-таки не опоздали. Влетели в класс со звонком, и, под пристальным взглядом Нины Владиславовны, добрались до своего излюбленного места - третьей парты у окна.
- Макаров, Соколова! Опять опаздываем?! Вот я, за свои 20 лет работы ни разу не опоздала! – Грымза запела свою излюбленную песню.
- Но, Нина Владиславовна, мы же не опоздали! – возмущаюсь, а Наташа лишь нервно стучит коготками по столу. Сегодня они у нее ярко-розовые с голубыми цветочками. Гадость.
- Вы почти опоздали! Это неприлично, приходить на урок со звонком! – Грымза стукнула журналом о стол и отвернулась к доске писать тему.
Похоже, что на сегодня головомойка закончена, что не может не радовать.
- Привет, Олег! – Андрюха, мой верный друг и соратник поворачивается ко мне со второй парты. – Вы чего опоздали?
- Кое-кто слишком долго разглядывал своего железного коня, а мне из-за него от Грымзы досталось! – жалуется Наташа, обиженно царапая своей ярко-розовой мерзостью мне руку.
- Да нет, просто кое-кто слишком долго крутился у зеркала, но хочет свалить всю вину на меня! – улыбаюсь Наташе и подмигиваю Андрею. Девушка, сказав глубокомысленное «Хм», обиженно отвернулась, а Андрюха беззвучно расхохотался.
- Олег, мы тут без тебя Мирослава немножко погоняли… - улыбка друга становится немного хищной. - Ты не против?
- А разве я должен быть против? – поворачиваюсь в сторону Мирослава и натыкаюсь на пристальный взгляд мальчишки, но тот быстро отворачивается.
Наш Слава – местная достопримечательность - скромненький, хрупенький, молчаливый ботаник, предмет постоянных насмешек и шуток всей моей компании.
- Да нет, не должен, но…
- Макаров, Еремин! Вы поговорить на мой урок пришли?! Давно я ваших родителей в школу не вызывала?! Так я вызову, вы же знаете! У меня за этим дело не станет! – потрясая журналом, Грымза старалась вселить в нас ужас. Ну, если не ужас, то хотя бы трепет. Получалось слабо – за 3 года ее преподавания мы с Андреем выработали иммунитет к её угрозам.
- Все, молчим мы, молчим! Не надо криков! – Андрей поднял руки вверх, показывая Нине Владиславовне, что сдается. Класс усмехнулся, а Грымза заткнулась. Наверно у нее сегодня очень хорошее настроение, очень уж быстро она остывает!
Читать не хотелось, конспектировать – тем более, потому я облокотился на парту и закрыл глаза, надеясь поспать хоть чуть-чуть.
- Натуль, разбудишь? – сонно интересуюсь у девушки, а в ответ получаю лишь обиженное «Сам себя буди!». Не понял… - Наташ, что случилось? Ты обиделась, что ли? На что?
- Ах, ты еще и не знаешь на что?! Да тебя во мне все не устраивает! То не так, это не эдак! Перед зеркалом я, видите ли, много кручусь! Хочешь встречаться со страшилищем – обрати внимание на Кольцову, она давно тебе глазки строит, мымра! – припечатывает Наташа, и, спросив у Грымзы разрешение, выходит из класса, провожаемая удивленными взглядами.
- Олег, а чего это она так взъелась? – интересуется Андрюха, снова обернувшись ко мне.
- Да кто же её знает? – пожимаю плечами.
Когда я начал встречаться с Наташкой, она была просто идеалом – скромна, мила, улыбчива. Соколова была самой красивой девушкой в классе. Да что там в классе! Во всей школе! И я даже был счастлив, что она согласилась со мной встречаться. По прошествии четырех месяцев, два из которых мы с Наташей прожили вместе в квартире, подаренной мне отцом, Наташа начала меняться. Она все чаще закатывала истерики, устраивала сцены ревности и постоянно обижалась на пустом месте. Нет, в конечном итоге мы всегда мирились, и дело заканчивалось фееричным сексом, но что-то уже было не так. Не было уже той влюбленности, которая связывала нас изначально. Наши с Наташей отношения превратились в привычку.
- Она у тебя вообще какая-то бешеная стала, не беременна случаем? – заботливо интересуется лучший друг.
- Что б тебя, Еремин, с твоими догадками! Нет, конечно, ты же меня знаешь! – Да, в этом отношении я всегда был предельно аккуратен.
Так получилось, что я сам родился «по залету». Отец никогда не жил с нами, предпочитая ограничиваться алиментами, а мать всю жизнь поливала его отборным матом, отказываясь от денег. В итоге в детстве я видел «папочку» два раза в год – на свой и его дни рождения. Когда я подрос, мы начали видеться чаще, а отец стал время от времени баловать меня дорогими подарками. На прошлый день рождения, например, он подарил мне квартиру. На этот – мотоцикл и кругленькую сумму денег на счет. Может он и делал это от чистого сердца, но больше всего это походило на попытку откупиться, поэтому дружеских отношений и доверия между нами никогда не было, и я не хотел своим детям такой судьбы.
- Ну, тогда я не знаю, что и сказать… - протянул Андрей и уже собрался отвернуться, как…
- Ерёмин! Снова разговорчики?! Остаешься сегодня после уроков дежурить!
- Но Нина Владиславовна, у меня тренировка!..
- Остаешься, я сказала! И дружка своего, Макарова, прихвати! Меньше болтать на моих уроках будете, бестолочи!
Мирослав

Как я и думал, Макаров с Соколовой ввалились в класс с опозданием, за что тут же получили выговор от училки. Но стоило ей отвернуться к доске, как Олег начал болтать с Ереминым. Наверняка тот сейчас в красках изложит, как эти два недоделанных футболиста развлекали всех пять минуты назад. И словно в подтверждении моим мыслям, Макаров поворачивается в мою сторону, и я отвожу взгляд. Никогда не мог смотреть в эти голубые глаза, они словно видели меня насквозь, заставляя чувствовать себя еще более жалким. Когда я понял, что на меня уже не смотрят, то вновь стал наблюдать. Соколова так и липла к Олегу. Никогда не понимал, что парни находят в таких девушках, у нее же на лбу написано – «пустоголовая кукла».
Вскоре Нина Владиславовна обратила внимание на перешептывания на первом ряду и впаяла Макарову и Еремину дежурство. Я тихо злорадствовал. Так им и надо.
Но я зря надеялся, что после утреннего инцидента троица от меня отстанет. Конечно, ведь Макаров-то не внес свою лепту. Поэтому «случайно» опрокинутый на меня в столовой стакан с горячем чаем, я принял как должное, хотя мой возглас от горячей жидкости, которая немного обожгла кожу на лице, разнесся по всей столовой.
Олег

- Нет, ну до чего ж поганая тетка! – ворчал Андрей, подметая пол.
- Угу… - подтвердил я, лениво рисуя мокрой тряпкой узоры на доске. – Вечно всем недовольна … Одним словом – Грымза! Еще Наташка со своими истериками… Епт, взбесились эти бабы, что ли?!
- Ха, а ты заметил, как на тебя Кольцова после вашей с Наташкой ссоры смотреть стала? Прям будто съесть хочет, разве что не облизывается… - усмехнулся друг. - Оппа… Смотри-ка, что тут завалялось! – Андрюха достал из-под шкафа потрепанную тетрадку с гордой надписью «ДНЕВНИК» на обложке и начал с интересом листать странички.
- Да выбрось ты эту гадость, - хмыкнул я. Чужая тетрадь в пыли и паутине не вызывала у меня никакого интереса. - Или вон, Грымзе на стол положи. Она узнает чей, и отдаст.
- Ну, уж нееет, интересно же! – Андрей отбросил веник, уселся на попу и погрузился в чтение. – Так, слюни, сопли… Ха, Олег, да тут и про тебя есть!
- Правда? И что же? – Я оторвался от все еще грязной доски и подошел к другу. Про меня – это уже интересней.
Мирослав

После школы я поплелся домой. Не могу же я на сходку придти в футболке с желтыми разводами. Мамы еще не было, и не будет как минимум четыре часа, значит и объяснять, откуда взялись эти пятна, и почему у меня прилизанные волосы никому не надо. Приняв душ и переодевшись, я устало плюхнулся на кровать в своей комнате. Обожаю такие моменты, когда учебный день позади, а мое личное свободное время еще не наступило. Решив проверить состояние подарка, я пошарил в рюкзаке, выудив оттуда слегка помятую коробочку. Фух. Стеклянный волк был цел, а обертку можно и заменить.
Моб был назначен на четыре часа на самой оживленной улице. Людей здесь всегда было достаточно, еще бы, ведь это центр города.
***

На остановке было много народу, видимо автобус запаздывал. Все старались как-то скоротать время ожидания: кто-то читал газету, кто-то болтал по мобильному, кто-то разговаривал со знакомым, стоящем рядом, а парень в наушниках ритмично качал головой в такт только ему слышимой музыки. И вдруг он запел в полный голос слова старой английской песни. Окружающие стали на него странно косится и посмеиваться. Но уже через пару секунд где-то рядом раздался второй голос, на этот раз женский, затем еще один и еще… Ничего не понимающие очевидцы смотрели на поющих молодых и не очень людей, которые, не обращая ни на кого внимания, в унисон исполняли известную песню. Кто-то из удивленных зрителей начал подпевать, кто-то аплодировал. Едва песня закончилась, как подошел долгожданный автобус, и счастливая толпа хлынула внутрь, подмечая, что человек пятнадцать все еще стояли на остановке, и затем до них стало доходить, что это те самые люди, которые устроили концерт и начали бурно аплодировать. А что еще нужно флэшмобберам?!
***

-По-моему все отлично вышло, – подбежала ко мне сияющая Катька.
-А ты сомневалась? – улыбнулся я ей, снимая наушники.
-Мы думали, что ты опоздаешь, – возник рядом Коля.
-Ну, а теперь ко мне, – обняла его за талию Катя. – отмечать мою днюху.
Катя Стрельцова и Коля Романов мои лучшие друзья. Мы дружим с самого детства. Так получилось, что со временем они еще и встречаться стали. Только им я могу все рассказывать и полостью доверять, а они стараются отвечать мне тем же. Наши дни рождения мы предпочитали отмечать в тесном кругу родителей и друг друга. Но так как Катькина мама второй раз вышла замуж и отправилась с новым мужем в свадебное путешествие, восемнадцатилетие Стрельцовой мы отмечали втроем в ее квартире.
- Ми-ир, спасибо! – протянула Катька и бросилась меня обнимать, когда я вручил ей многострадальный подарок.
-Ой, а это что еще такое? – провела она пальцем по моей щеке, где, наверняка, еще красовался красный ожог.
-Да это ерунда, – успокоил я ее.
-Это, что Макаров опять, да? – подал голос Колян.
-Вот он козел! – возмущенно воскликнула Катя. - Прости, конечно, меня, Мир, за это, но мне надоело видеть, как издеваются над моим лучшим другом. Хочешь, мы ему с Колькой мозги вправим?
-Нет, не хочу! – строго посмотрел я на нее. На сколько знаю Стрельцову, если ее вовремя не остановить, она точно пойдет разбираться.
-И правда, Кать, не наше это дело, – поддержал меня Колян.
-Когда ты ему уже признаешься? – вздохнула девушка, снова усаживаясь на стул.
-Ага, и как ты это себе представляешь? – усмехнулся я, затем поднялся и подошел к Коляну. – Привет, Олег. Я – гей. И знаешь, не смотря на все, я тебя люблю. – тянусь к другу за поцелуем, а он тут же сует мне под нос свой кулак.
Маленькая, но комфортная, кухня тут же заполнилась звонким смехом Катьки.
-Эй, Мир, имей совесть! Не на моем же парне это репетировать. Я могу и приревновать.
-Ну, что ты, Катюш, - расплылся в улыбки Колян, пододвигаясь к девушке. – разве ж я могу променять тебя на какого-то педика?
На шутки и подколы друзей о моей ориентации я ничуть не обижался, тем более им было прекрасно известно, что в моей жизни есть только один парень, на которого я смотрю именно как на парня, и что я ни с кем не сплю. Может быть именно из-за отсутствия личной жизни мне иногда и было неловко находиться с этой парочкой, которая не упускала момента, чтобы поцеловаться.
-Кхм…ребят, я наверное пойду. – сказал я, вцепившимся в друг друга, Кольке и Катьке и поднялся на ноги.
Дома меня встретила мама:
-Ты где это гуляешь? – поинтересовалась она, обнимая меня.
-У Катюхи сегодня день рождения, я же тебе говорил.
-Ох, я и забыла совсем со своей работой. – запричитала мама.
Хотелось сказать, чтоб она побольше отдыхала, но я не сказал, так как знал, что это утопия. Заставить Новикову Татьяну Михайловну устроить себе законный выходной – из области фантастики. Она медик от Бога, и все свое свободное от семьи время посвящает работе. Папа же вечно пропадает в других городах, управляя строительством крупных промышленных объектов. А я, сын медсестры и архитектора, уже с детства привык к самостоятельности и к тому, что моих родителей частенько не бывает дома.
-Ужинать будешь? – поинтересовалась мама.
-Я же только из гостей, – напомнил я ей и направился в свою комнату.
Поняв, что сегодня вряд ли случится что-нибудь интересное, я нырнул в рюкзак за дневником, чтобы как обычно записать все, что накопилось. Но почему-то не обнаружил его. После того, как содержимое рюкзака было вытряхнуто на кровать и тщательно осмотрено, а затем обыскана вся комната, ко мне начало подкатывать беспокойство. Где я мог его потерять? И память тут же нещадно подбросила картинки сегодняшнего утра, когда стараниями Еремина и Кузнецова, на классном полу оказались разбросаны мои тетради и учебники. Должно быть и дневник тогда выпал! Теперь меня охватила паника: а что, если его кто-нибудь найдет?!
Олег

Отбираю у Андрюхи тетрадь и пробегаю взглядом по строчкам: аккуратные ровные буквы, приятный почерк. Наверняка писала какая-нибудь отличница! Воображение тут же нарисовало Кольцову Машу, нашу главную умницу, уже не первый год в меня безнадежно влюбленную, лежащую в интимном свете ночника на огромной пустой кровати. Перед ней лежала толстая тетрадка. Дневник. Маша в задумчивости прикусывала кончик авторучки ровными зубками и томно вздыхала о неразделенной любви.
Хм, придуманная картинка оказалась настолько милой, что я сам не заметил, как поймал себя на мысли, что хочу увидеть это в живую. Что бы Наташа ни говорила о Кольцовой, но Маша была девочкой далеко не страшной, вот только в сравнении с Соколовой безнадежно проигрывала. Густая русая коса смотрелась слишком тускло на фоне ярко-рыжего облака, что Наталья называла волосами. Влюбленные серые глаза казались слишком бледными, если рядом Соколова сверкала янтарным взором…И так во всем.
Зато в Маше, в отличии от моей девушки, чувствовалась искренность, а её щенячья влюбленность умиляла. А вот Наташа уже давно перестала смотреть на меня взглядом, полным обожания. Я горько усмехнулся и начал читать:
«Сегодня в коридоре на меня случайно налетел Олег Макаров. Мне впервые довелось увидеть его так близко. Не смотря на его холодность и резкость, он показался мне очень красивым. Особенно запомнились его пронзительно голубые глаза. Мы смотрели друг на друга всего несколько секунд, но мне хватило и этого, что бы внутри что-то ёкнуло… »
- Пронзительно голубые глаза!... - расхохотался Андрей, читающий из-за плеча. - Ну ка, Олежка, глянь на меня! Ну, не так грозно, а как на ту девчонку, а то сердце от страха, а не от любви ёкает! Ну! Ах, какой взгляд! Молодец! Прям плейбой! Хоть сейчас на первую страницу порножурналов для девочек!
- Помолчал бы, умник! - я пихнул друга локтем в бок, но обижаться тут было не на что.
Я и впрямь выгодно отличался от одноклассников спортивной фигурой, и, чего уж тут таить, симпатичным лицом.
- Ауч, не дерись, засранец! - уворачивается Андрей от моего локтя. - Ты мне лучше вот что скажи, можешь мне одолжение сделать?
- Смотря какое… - задумчиво отвечаю я.
В вопросах взаимопомощи Андрюхе доверять нельзя, а то он тут же усядется на шею, свесит ноги и будет напевать веселые песенки, пока кто-то другой делает за него всю работу.
- Закончи уборку один, а? А то я на тренировку опаздываю, тренер меня прибьет нафиг!
- А что мне за это будет? - невинно улыбаясь, смотрю на друга.
- Долгая жизнь, золотые горы, десяток наложниц и небо в алмазах! - честно хлопая ресницами, утверждает друг.
- Что-то верится с трудом. - отложив тетрадь на ближайшую парту, я беру мокрую тряпку и медленно двигаюсь в сторону доски.
- Ну, Макаров, пожалуйста! - друг театрально падает на колени, складывая руки в молитвенном жесте.
- Ладно, беги, - сжалился я. - Но с тебя желание!
- Как пожелаете, мой повелитель! - заливисто смеясь, заверяет он меня, и уже серьезно добавляет. - Но только в пределах разумного!
- Разумеется! - киваю я и провожаю уносящегося на тренировку друга тяжелым взглядом. Ему-то хорошо, а мне тут еще убираться!
Как ни странно, но уборку я закончил быстро. Андрей перед уходом успел подмести почти весь класс, а помыть доску не составило никакого труда. Мыть полы я не стал, все равно разницы никто не заметит!
В последний раз прошелся по классу, поправляя стулья, и тут мой взгляд зацепился за темное пятно на столе. Черная, потрепанная тетрадка с гордой надписью большими буквами на обложке - «Дневник». Интересно, кто же из девчонок все-таки её потерял? Ладно, потом разберусь. Не долго думая, смахиваю тетрадь к себе в сумку, закрываю класс и иду домой, по пути заглянув к охраннику и отдав ему ключ.
А дома меня ждал скандал. И почему я не удивлен?
Наташа разъяренной кошкой носилась по квартире, била посуду и требовала объяснить, откуда в кармане моей куртки чек за цветы, если я их ей не дарил. Меня же в свою очередь интересовал вопрос, что именно она забыла в моих карманах?! На том и поругались. Я, конечно, мог показать ей дату на чеке, рассказать о том, когда у моей мамы день рождения, напомнить, что мы вместе выбирали ей букет, объяснить, что её обвинения беспочвенны…Но, черт побери, зачем, если еще днем я смирился с тем, что нашим с Соколовой отношениям пришел конец?
В итоге, рассказав мне все о моем происхождении, о моих предках и их сексуальных предпочтениях, Наташа собрала вещи и ушла, громко хлопнув дверью на прощание.
Возможно, я дурак, и должен был её остановить, но... Надоело! Надоело терпеть её постоянные скандалы и истерики, надоело быть виноватым без причины!
Я глубоко вздохнул, успокаиваясь, и упал на диван. Заниматься чем-либо было лень, потому я просто закрыл глаза, решив вздремнуть пару часиков, но сон никак не шел. В голове все время крутились какие-то глупые мысли, сомнения. Именно тогда я вспомнил о дневнике, найденном сегодня Андрюхой. Какой никакой, но способ отвлечься, решил я, и, отыскав тетрадь в сумке, приступил к её изучению.….
Мирослав

Поспать толком не удалось. Полночи я проворочался, терзаемый мыслью, что кто-то найдет мой дневник. Какого черта я вчера взял его в школу? Блин, Макаров и Еремин должны же были вчера дежурить в классе!
В школу я примчался на полчаса раньше обычного. Пришлось просить вахтершу тетю Любу, чтобы открыла, закрытый со вчерашнего дня, кабинет литературы. Пожилая женщина устроила мне допрос с пристрастием: зачем да почему. Я сказал практически правду, что забыл там очень важную вещь. Тетя Люба, конечно, жутко ворчала: «неужели, нельзя дождаться, когда все придут?», но все же открыла злосчастную дверь на втором этаже. Я практически с порога упал на четвереньки и стал просматривать каждый миллиметр класса, чем поверг в шок вахтершу:
-Ты хоть на коленках бы не ползал, штаны замажешь.
Эх, тетя Люба, моя судьба решается, не до штанов мне.
Я осмотрел весь кабинет: заглянул под каждую парту и, да простит меня Нина Владиславовна, в каждый шкаф – его нигде не было. Усталый и запыхавшийся я плюхнулся на стул. Что теперь делать? Но тут я вспомнил, что вчера мне на помощь пришла Машка. А что если она его прихватила? Привлекла ее надпись (вот я придурок! Надо же было громадными буквами написать на обложке «Дневник»), и девочка не смогла сдержать своего любопытства. Ведь не все же парни дневники ведут.
Мои размышления немного успокоили сильно бьющееся в груди сердце. Осталось дождаться Кольцову и спросить.

Добавлено (03.10.2010, 06:54)
---------------------------------------------

***

А дожидаться пришлось долго. Одноклассники начали заполнять класс истории уже через пятнадцать минут, но Маши все не было. А между тем, мои нервы понемногу сдавали, и этому сопутствовало дикое желание свалить с уроков домой и лечь спать. И я даже мысленно пообещал своему измученному организму это сделать, как только моя потеря окажется вновь у меня в руках.
Когда все уже были в сборе, а стрелка на часах подкралась к восьми, Кольцова вбежала в класс, нелепо споткнувшись в проходе между рядами. Бросившись к ней, и даже не посочувствовав бедняжке за ушибленную о парту коленку, я тут же приступил к делу:
- Маша, не хочешь ли ты мне кое-что отдать?!
Девушка подняла на меня голову и как-то недоуменно посмотрела:
-Что?
- То, что вчера взяла…пожалуйста, – как можно спокойнее попросил я.
-Ты о чем?
-О том! – пристально я уставился на нее, стараясь показать, что настроен серьезно.
-Слав, я, правда, не понимаю, о чем ты говоришь.
-Все ты понимаешь! – воскликнул я, хватая ее за плечи, чем привлек внимание других. – Маш, отдай, я по-хорошему прошу! – слегка потряс я ее, от чего Кольцова еле слышно взвизгнула.
Вдруг на мое плечо легла чья-то рука, а через секунду за спиной раздался знакомый голос:
-Сла-а-а-вик, нехорошо девочек обижать.
Голос заставил меня отпустить Машу, а мое сердце – пропустить один удар. Носа коснулся приятный аромат мужского одеколона. Не произнеси Олег ни слова, я бы все равно узнал его и закрытыми глазами, по этому запаху, по какому-то особому теплу, исходившему от его тела, каждый раз, когда он оказывался рядом со мной. Я как последний кретин застыл на месте, не в силах пошевелиться.
-Так ты не хочешь мне рассказать, что тебе от Марии нужно? – обошел он меня и приблизил свое лицо к моему.
Для Олега это обычный жест, он привык смотреть всем в лицо, никого и ничего не боясь. Мне же это казалась слишком интимным, потому что он, нарушая мое личное пространство, оказывался в опасной близости. Казалось, еще сантиметр, и я не выдержу - вопьюсь в его губы.
-Ничего, – прошептал я, отводя глаза в сторону.
Но боковым зрением уловил, как правая бровь Макарова чуть приподнялась, словно в удивлении. Я еще не видел, чтоб кто-нибудь так хорошо владел своей мимикой, Олегу же удавалось этим вводить меня в какой-то эйфорийный транс. И чтобы не сделать какую-нибудь глупость и избежать уже привычных придирок к моей персоне, я поспешил удалиться на свою парту.
Олег

Утро выдалось не из приятных. Зачитавшись найденным дневником, я и сам не заметил, как заснул в одежде на жестком, узком диване. Не удивительно, что с утра все тело болело, а выглядел я так, будто меня всю ночь рота солдат пинала. Я, было, попытался привести себя в порядок, но эта заманчивая идея с грохотом провалилась. Тогда я решил просто принять душ, переоделся и направился в школу.
К огромному своему удивлению я даже не опоздал. К классу подошел минут за десять до начала урока, да так и застыл статуей в проходе. Наш Мирослав, тот самый тихий забитый Славик, лез в драку с девушкой! И ладно бы с Катькой Золотухиной или, например, Маринкой Зиминой! Тогда я бы его понял и даже поддержал - у самого часто руки чешутся этим сучкам врезать - так нет же, он к Кольцовой полез! Кричит на неё, аж покраснел весь от ярости, а Машка смотрит на него удивленно и глазами хлопает. Еще бы, я сам впервые слышу, как Мирослав повышает на кого-то голос. Сколько наша компания его не доводила, он все молча терпел и переносил спокойно. Хотя чего тут удивляться? Как на здоровых парней кричать, так страшно, а как на девушку, тихую и спокойную, так это он легко! Не могла же Кольцова его до такой степени из себя вывести? Они же, кажется, дружат… Ну или дружили…
Отгоняю прочь сомнения и подхожу к разъяренному Славе. Почувствовав руку на своем плече, парень мгновенно отпускает Кольцову и замирает.
-Сла-а-а-вик, нехорошо девочек обижать… - голосом заботливой воспитательницы в детском саду говорю я. - Так ты не хочешь мне рассказать, что тебе от Марии нужно? - встаю между ним и ничего не понимающей девушкой.
Слава побелел, покраснел, а потом опять побелел. На миг мне показалось, что он, вопреки своему обычном поведению, бросится на меня и попытается ударить.
-Ничего, - почти шепчет он в ответ и удаляется к себе за парту.
Хм, я разочарован. Не знаю почему, но мне хотелось, что бы сегодня наш тихоня Мирослав «показал зубки», ну или огрызнулся хоть, наконец. Уже до зубного скрежета надоело это молчаливое повиновение.
- Спасибо… - почти шепчет Маша и отводит глаза, а я как дурак улыбаюсь, когда её щеки заливает яркий румянец.
-Понадобится помощь - обращайся в любую минуту! – улыбаюсь ей самой очаровательной из своих улыбок и, подмигнув напоследок, направляюсь к своей парте.
Иду и прямо спиной чувствую, как она провожает меня восхищенно-растерянным взглядом. Приятно.
- Макаров, друг мой, ты в своем уме? – интересуется Андрюха, стоит только мне присесть на свое место. – Наташка узнает и со свету же тебя сживет за такое!
- Мы с ней вчера разошлись, – флегматично замечаю я, доставая из сумки ворох тетрадей и учебников. – Так что ей теперь нет до меня никакого дела.
- Доигралась-таки! – усмехается друг и незаметно выставляет ногу из-под парты, да так, что проходящий мимо Борюсик спотыкается и падает на колени.
Борюсик – это еще одна наша школьная достопримечательность – редкостный ботаник, мямля и нытик. У него худощавая, долговязая фигура, короткие белесые волосы, очки как у Гарри Поттера и торчащие в стороны, огромные уши. Они у него так смешно краснеют, когда Борюсик злится! Наверно именно поэтому Андрюха так любит его задевать.
- Ой, Боооренька, какой ты неаккуратный! – подчеркнуто жалостливо удивляюсь я, решив поддержать друга.
Уши Борюсика тут же заалели, но он промолчал, просто прикусив губу и проходя к своей излюбленной первой парте, прямо перед преподавателем. Ну вот, так не интересно.
- Олег, а что ты решил с тем дневником? – вдруг интересуется Андрей.
- Пока еще ничего. Думаю, что Маша не обидится, если я почитаю его еще пару дней… - осторожно замечаю. Не хочется никому признаваться, что мне понравилось читать о себе…
- Маша? Думаешь, что это именно она потеряла дневник? – друг удивленно поворачивается, к ничего не подозревающей Кольцовой.
- Ну, а кто еще? Видишь здесь еще одну кандидатку в его хозяйки? – бегло осматриваю класс, и натыкаюсь на потерянные зеленые глаза, следящие за мной. Мирослав тут же отворачивается, но я успеваю заметить в них обреченность. Со Славой явно что-то происходит, слишком уж он сегодня взволнован. Даже к Машке скандалить лез… Интересно, из-за чего? Слишком уж нетипично для нашего забитого мальчика такое поведение…
- Всем привет! – в класс рыжим вихрем влетает Наташка: шпильки гордо цокают по полу, тонкая талия подчеркнута корсетом, а обтягивающие черные штанишки не оставляют простора воображению. Одного взгляда достаточно, что бы понять – перед вами совершенство! На ум тут же приходит мысль - «Какой я дурак, что все это потерял!», но я отбрасываю её, как заведомо вредную. Решил, что разошлись – значит разошлись!
- Нет, кандидаток на роль хозяйки я не вижу, – качает головой друг. - Разве что… Наташка, ты тут дневник свой не теряла? Черненький такой?
- Нет, а что? – Наташа удивленно хлопает длинными ресницами, и в задумчивости стучит коготками по парте. Сегодня они у неё длинные, заостренные и ярко-алые. Тьфу, мерзость.
- Да тут какая-то девушка дневник потеряла, а там такие хвалебные оды Олегу поются! Как там было? «Пронзительные голубые глаза….»! Нет, не помнишь такого? А кто помнит? Девушки, ну же, активнее! Сознавайтесь, кто тут дневничок вчера оставил? Там еще было что-то про ёкнувшее сердце! Ну же, красавицы, признавайтесь, не надо стесняться! – распинался Андрей на весь класс, размахивая дневником, а я чуть ли не стучался головой о парту.
- Ерёмин, блять, заткнись, а? Хорош из себя шута строить! – не выдерживаю я, и выхватываю у него дневник. Посмеивающиеся одноклассники тут же заткнулись. – Поступишь после школы в театральное, тогда и будешь кривляться, а пока веди себя как нормальный человек, а не ебанутая макака!
- Эй, друг, ты чего? – ошарашено смотрит на меня Андрей, – Я же как лучше хотел! Если бы кому-то нужен был этот дневник, она бы его уже забрала. А так… Может его из другого класса кто обронил?
Пожимаю плечами, поражаясь человеческой тупости. Неужели он думал, что хоть одна нормальная девушка призналась бы, что это её дневник после такого?!
Обвожу взглядом притихший класс и усмехаюсь. Вот стадо баранов, глаза отводят. И лишь две пары глаз, внимательные серые и взволнованные зеленые, смотрят на меня не отрываясь.

Добавлено (08.10.2010, 17:03)
---------------------------------------------


Буду рада вашему визиту сюда: http://www.diary.ru/~slashoridginals/

Сообщение отредактировал sing_for_me - Пятница, 08.10.2010, 17:04
 
Форум JVSlash - Slash is everywhere! » Anime-fanfictions & Originals » Originals » "ДНЕВНИК" (слэш, romance, школа, упоминание гет, пока R за мат, немного)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright JVSlash © 2008-2009