Вторник, 21.11.2017, 03:47

JVSlash

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Дорогой Гость
RSS
Форма входа
Друзья-слэшеры
Статистика

JVSlash
JVSlash

JVSlash
JVSlash

«Time for miracles (Part 1)» или «Мы белые – такие несмелые» - Форум JVSlash - Slash is everywhere!


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: КатипунЪчик, Избалованная 
Форум JVSlash - Slash is everywhere! » Anime-fanfictions & Originals » Originals » «Time for miracles (Part 1)» или «Мы белые – такие несмелые»
«Time for miracles (Part 1)» или «Мы белые – такие несмелые»
little_ravisherДата: Вторник, 15.11.2011, 14:27 | Сообщение # 1
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Статус: Offline
Название: «Time for miracles (Part 1)» или «Мы белые – такие несмелые».
Автор: Ксюнька Дмитрук.
Бета-Гамма: Олюнька Ковальчук.
Жанр: Romance, Drama, Angst (местами).
Размер: mini.
Фэндом: original.
Категория: slash.
Пейринг: Кирилл/Никита.
Рейтинг: R.
Содержание: Кирилл Омельченко – одинокий двадцатидвухлетний парень. Весь смысл его жизни – это работа. Но, кто знает, как сможет измениться его судьба, когда он подберет на обочине дороги совершенно незнакомого юношу…
Статус: закончен.
От автора: В написании фанфиков я - любитель, но в слэше – еще новичок. Меня всегда привлекала эта тема, так что решила попробовать придумать что-то свое, оригинальное, с новыми героями и судьбами. Не знаю, насколько хорошо все получиться, поэтому хотелось бы услышать строгую критику от разных людей. А вообще, надеюсь, что хоть кто-то оценит мой труд)))

Добавлено (20.09.2011, 18:05)
---------------------------------------------
Погода за Киевом не радовала. Дождь лил стеной, мешая машине ехать по и так плохой дороге. Дворники старательно работали, но это позволяло разглядеть только силуэты машин, и можно было лишь догадываться, где тебя ждет поворот. Ветер был настолько сильным, что его гул был слышен в машине. За окном всего +18. Хорошо начинается лето! Вот Вам и первое июня!
Кирилл Омельченко ехал домой в сторону Киева по Житомирской трассе. Обычно он добирался из села, где жили его пожилые бабушка с дедушкой, до дома за час, но сейчас погодные условия не позволяли набирать даже шестидесяти километров в час, и молодой человек не мог себе представить, когда очутиться в своей квартирке в центре города.
С другой стороны, не было ничего плохого в такой долгой дороге. Все равно, дома Кирилла никто не ждал. Пару лет назад, разругавшись в конец со своим богатеньким папочкой, молодой человек был вынужден покинуть высокооплачиваемый университет, и устроился на работу в маленькую компанию. Поначалу было очень тяжело, зарплата была неплохая, но выплачивая кредит за небольшую однокомнатную квартирку и скромный «Nissan» и периодически тратя деньги на учебы, которые предоставляла компания, парень еле наскребал копейки на еду. Сейчас, спустя несколько лет ситуация кардинально изменилась: Кирилл, мягко говоря, не бедствовал, благодаря умению усердно работать, много дел исполнял наперед и был очень ценен для компании. Тем не менее, старая привычка: сидеть допоздна на работе, осталась. Так и получилось, что вполне обеспеченный двадцатитрехлетний парень жил один. А ведь это замкнутый круг: не хочется уходить с работы потому, что там не одиноко, а за пределами работы одиноко потому, что проводишь целые дни на работе.
Кирилл осторожно вел машину, прогоняя мысли включенным радио, по которому постоянно звучали задорные песни или вели дискуссии жизнерадостные ведущие разнообразных программ. Дождь уже немного успокоился, и стало видно окружающую среду. Но, не успел брюнет надавить на газ, как увидел на обочине растерянного парня лет восемнадцати. Его густые светлые волосы были всклокочены, некоторые кудрявые пряди свисали над глазами, но ему это, видимо, не мешало. Одежда молодого человека промокла до нитки, и серая драная рубаха подчеркивала его накачанное тело. Будь это кто-то другой, Кира проехал бы мимо, но чем-то его зацепил этот юноша, и парень свернул на обочину.
Долго ждать парнишку не пришлось, он быстро запрыгнул в машину к спасителю и, лучезарно улыбнувшись, протянул руку:
- Никита!
- Кирилл, - ответил Омельченко, пожимая протянутую пассажиром руку. – Куда путь держишь, Никита Бесфамильный?
- В столицу! – счастливо сверкнул глазами блондин, но тут же артистично нахмурился. – А почему это «Бесфамильный»?!
- Ну, я же не знаю твоей фамилии! – усмехнулся такой совсем еще детской реакции Никиты Кира.
- Новиков, - от чего-то гордо произнес юноша и снова протянул руку.
- Значит, Новиков Никита… - смеясь одним взглядом, в очередной раз пожал руку водитель.
По дороге в Киев, парни разговорились и быстро нашли общий язык. Редко встретишь такого собеседника, как Никиту, ведь Кира понимал его с полуслова. За сорок минут дороги Новиков узнал, как его спаситель, в прошлом сынок богатого папочки, стал обычным рабочим человеком, ничем не зависящим от отрекшегося от него отца. А Омельченку, в свою очередь, пассажир поведал свою историю непростой жизни.
Оказалось, что сам Ник из Краматорска. Его отец работал на угледобывающих шахтах под Донецком, но пару лет назад погиб, оставив жене двухкомнатную квартиру и шестерых детей, одним из которых был Никита. Как самый старший ребенок, он раньше всех покинул дом и отправился на заработки, оставив в Краматорске больную мать, братьев-подростков, младшую на год сестру Лизу, не отходящую от матери, и малышку Настю – самую младшую. Юноша не имел ни малейшего понятия о жизни в столице, но считал, что именно там он сможет найти себе работу и устроиться так, что бы мог на дистанции обеспечивать семью.
Кира так и не добился от собеседника, как тот добрался из Краматорска в Киевскую область, но, судя по кругам под глазами и истощенному внешнему виду, не сложно было догадаться, что дорога была не легкой.
Когда машина въехала в Киев, водитель решил поинтересоваться, где Никита планировал жить. В результате бесполезной дискуссии и скромных отговорок пассажира в роде «я сам разберусь», выяснилось, что у мальчишки всего-то сто гривен в кармане, которые, разуметься размокли под дождем, и небольшая сумка с самыми необходимыми вещами. Ничего не оставалось, как взять парнишу себе под крыло, хотя бы на первое время, пока не освоиться.
На том и порешили: Кира повез к себе домой нового друга.


Добавлено (27.09.2011, 14:42)
---------------------------------------------
- Я точно не стану для тебя обузой? У тебя однокомнатная квартира, одна кровать… Я тебя буду только теснить!.. – в который раз беспокоился Ник, тем не менее выкладывая немногочисленные вещи в свободные ящички.
- За что же ты мне такой неспокойный достался? – искренне рассмеялся Кира, просто радуясь тому, что он не один.
- Ну вот! – расстроился Новиков. – Я уже начинаю тебя раздражать!
- Ник… Ты представить себе не можешь, как я счастлив, что подобрал тебя!... – добрая улыбка просияла на лице Омельченка.
- Это точно? – с опаской взглянул на собеседника блондин.
- В этой квартире с самой ее покупки никого не было. У меня нет друзей, нет девушки. Есть только сотрудники, с которыми можно поделиться лишь мыслями о работе, не более. Как ты думаешь, мне сильно хочется каждый день возвращаться домой в пустую квартиру? – серьезно произнес Кирилл.
- Наверное, ты прав… - закинув рюкзак на шкаф, Никита подошел к парню, все это время стоявшему в дверном проеме, и положил руку на плече. – Зато, теперь у тебя есть друг!
- Это стоит отметить! По пиву?
- А давай!
Молодые люди улыбнулись друг другу и направились на кухню праздновать встречу, знакомство и новую дружбу. Долго праздновать они себе не позволили: ближе к полуночи Никита стал засыпать прямо на кухонном диванчике, а Кириллу надо было на следующий день идти на работу. Так что, и улеглись спать парни еще до полуночи.
Сегодня Ник засыпал с мыслью о новом друге. Он это старательно скрывал, но, на самом деле, безумно восхищался молодым человеком. Машина – иномарка, пусть и не новая и не самая крутая модель, но иномарка! Квартира в центре города со свежим ремонтом, да, маленькая, но это был очень незначительный недостаток. Сам Кирилл – необычный парень. Так одевается, а сам как выглядит… Идеал! Каждое движение совершенное, улыбка просто ослепительная, кожа такая гладкая и блестящая, что хочется погладить, волосы черные, как смола. В мыслях юноша только и делал, что восхищался и боготворил своего спасителя. Что это было: сотворение кумира или наивная мальчишеская влюбленность? Никита был уверен, что весь водоворот чувств – лишь предвкушение такой же красивой столичной жизни, как у Кирилла. Как бы ни так…
Кира тоже в каком-то смысле был неравнодушен к новоиспеченному соседу по квартире. Такой простой, застенчивый, скромный, а главное – искренний. Наивный. Не такой, как все. Улыбаясь, заставляет тоже улыбнуться. Чего-то боится - и сразу хочется его защитить. Ребенок… Но такой взрослый!... Никита – только друг, хороший, уже почти как брат, но не более! Ведь, правда? Или…
Ладно! Зачем все запутывать! Никита и Кирилл – самые обычные друзья. Что только не понапридумывают молодые люди под действием ускоренного пульса?! Нашли друг друга, родственные души, давно не было близких друзей, понимание с полуслова – вот и закипела кровь, ничего особенного.


Добавлено (07.10.2011, 18:02)
---------------------------------------------
Прошло уже три недели с того момента, как Никита поселился в квартире Кирилла. В столице оказалось не так просто найти работу, да и Омельченко не сильно давил на друга, так что пока Новиков занимал почетный пост домохозяина: готовил, убирал и наводил порядки. Оба парня были счастливы такой новой жизни. Ник наконец понял, что такое настоящий друг, который никогда не станет тебя унижать из-за того, что ты находишься немного ниже по социальной лестнице; поймет все, что ты даже не успеешь сказать; поделиться тем, чего не знает никто другой; развеселит, когда на душе скребут кошки… Можно долго перечислять заслуги Киры, ведь он стал Никите старшим братом, которого у того никогда не было. Кирилла же в свою очередь заметно радовали порядки дома и всегда вкусный ужин, но это было не самым главным, и он мог бы от всего этого легко отказаться, ведь одно лишь присутствие Ника в квартире создавало ощущение тепла и уюта.
Наверное, только поистине близкие духовно люди смогли бы так скоро поладить, как Кира и Ник. Не зря по одному взгляду и тону голоса один из парней мог уловить настроение другого.
Чувства Никиты к Кириллу не стояли на месте. Прошло достаточно времени, что бы суметь привыкнуть к новой жизни, новой обстановке, и Ник уже не так сильно восхищался другом. Но взамен чувству легкого восхищения пришло другое, которое молодой человек истолковал себе как привязанность. Все было бы просто и беззаботно. Дружба бы крепла. Парни навсегда стали бы друзьями «не разлей вода». Но один неверный шаг смог пошатнуть неустойчивый маятник…
Сегодня Кирилл достаточно рано вернулся с работы, и Никита не успел доготовить ужин. Встречать трудягу Ник поспешил в симпатичном фартуке с узором в стиле «отчаянная домохозяйка», держа наперевес в одной руке солонку, а в другой – лопатку. Кира не смог остаться равнодушным к умильному образу друга и, резко двинувшись в сторону домохозяина, слегка чмокнул того в губы, произнеся:
- Привет, жена! – и задорно улыбнулся. Новиков застыл на месте, не имея возможности произнести ни слова. Омельченка заметно смутила эта реакция. Размышляя о сложившейся неловкой ситуации, ему пришлось себе признаться, что он поцеловал друга из-за того, что сам захотел, а не потому, что решил пошутить. «Твою мать… Я влюбился?… В парня?… Черт побери!» - стал ругаться про себя Кирилл, стараясь оставаться снаружи совершенно спокойным.
Никита же все еще чувствовал прикосновение мягких губ друга и их еле ощутимый вкус крепкого кофе, выпитого им на роботе. Такое мимолетное прикосновение оставило столь заметный след в сердце. Теперь Ник понятия не имел, что делать. Было сложно признаться себе в том, что он чувствовал к Кириллу, но маскировать правду за банальной привязанностью было бы стыдно… Он влюбился… Теперь парню на плечи упало тяжкое бремя скрывать свои чувства, держать дистанцию, тем не менее оставаясь близким другом, и создавать видимость той искренности, которая ранее была между парнями. Но он ни за что Никита не признается в чувствах Кире! Никогда! Стоит только намекнуть на сложившуюся ситуацию, и молодые люди моментально отдаляться. По крайней мере, так считал Ник…
- Что ты прям окаменел? Я же не медуза Горгона! – криво улыбнулся Кирилл. Слишком долгой была пауза…
- Ага… - растерянно пробубнил Никита и направился обратно на кухню.
- Пахнет вкусно, - сказал первое, что пришло в голову, Кира, что бы собеседник не обратил внимания на его растерянность.
- Для тебя старался, - нежно улыбнулся Ник, не поворачиваясь к другу лицом, но быстро исправился. – Для тебя, друг!
- Друг… - вздохнул парень толи со спокойной радостью, толи с еле скрываемой грустью.
- Кир! – резко повернулся молодой человек. – Мы ведь навсегда останемся такими верными друзьями, какими мы являемся сейчас?
- С чего такие вопросы? – заметно насторожился Омельченко.
- Просто… - замялся Новиков. – У меня никогда не было такого верного друга…
- Конечно, останемся! – задумчиво произнес Кирилл. – Но ты должен мне дать обещание… Пожалуйста, никогда не обманывай меня, говори всегда только правду и ничего не скрывай!
- Ни за что не обману! – после недолгой паузы ответил Никита. – «Обману, но только один раз… Ради нашей дружбы…» - подумал юноша, но вслух не сказал.
- Спасибо, - благодарно улыбнулся Кира, заметив про себя, что сам не готов дать похожее обещание.


Добавлено (23.10.2011, 13:41)
---------------------------------------------
- Кира… Кирилл… То, что я тебе сейчас скажу, очень важно. Ты для меня не друг. Нет… То есть… Друг, но… Нет. Ты для меня значишь гораздо больше, чем может значить просто друг. Пусть даже очень близкий. Я… Ты мне нравишься… Нет, не так. Я влюбился… Люблю тебя… Да. Люблю. Так глупо. Мы совсем недавно знакомы, за такой короткий срок нельзя толком узнать человека, не то что полюбить… А у меня такое чувство, что я знаю тебя всю жизнь. Еще ты парень… Это неправильно. Невозможно. Как я мог так вляпаться… Ты меня, наверное, не понимаешь… И не надо… Мы же останемся друзьями? Да?
Никита внимательно посмотрел на свое отражение в зеркале, с которым все это время разговаривал. Как он жалок. Стоит перед зеркалом и скулит, как щенок.
Не так-то просто оказалось скрывать чувство. Прошло каких-то несколько дней, но для парня они были соизмеримы с несколькими годами. Утром Кирилл уходил на работу, и весь день Ник скитался по квартире, не зная, куда себя деть. Было невыносимо находиться рядом с Кирой, зная, что не можешь себе позволить вызвать у друга какое-либо подозрение хотя бы малейшей ошибкой. Но его отсутствие угнетало. Юноше безумно не хватало теплой улыбки, добрых глаз, родного низкого голоса, приятного аромата одеколона… В конце концов, одиноко было! И холодно… Нет, на улице было тепло, а в душе – холодно.
Как больно… Знаешь, что твое чувство никогда не станет взаимным, но не отпускаешь. Презираешь сам себя за то, что позволил пустить тепло в душу. Ненавидишь себя, а ЕГО любишь все сильнее. Дурацкие репетиции и признание перед зеркалом… Ради чего? Все равно, когда он придет, ты по привычке наигранно улыбнешься и скажешь: «Привет, друг!».
Кирилла все это время мучило подозрение, что Никита может догадываться о его чувствах. Почему-то, больше всего хотелось скрыть эту любовь от всех, а главное – от Ника, спрятать далеко-далеко, так, что бы Ник никогда не нашел. И вот с приходом подозрений приходилось заметать следы. Будто совершил преступление…
В этот день в машине с Кирой ехало две привлекательных девушки лет двадцати. Вскоре Кирилл аккуратно помогал красавицам выходить из машины, открыл дверь, пропуская их в парадное. Трио поднялось на нужный этаж, открыв квартиру, молодой человек снова пропустил спутниц вперед и, зайдя, закрыл за собой дверь.
- Никита! Не поверишь, какой у нас сегодня намечается праздник! – натянув на лицо дежурную улыбку, качественно передал радость в голосе Кирилл.
Выйдя в коридор, Никита обомлел. Теперь Кира еще и девушек в дом водит… Черт побери, как это больно! Пока Омельченко проводил девушек на кухню, усаживая их на удобный диванчик и организовывая молодым особам по бокальчику шампанского, Ник быстро натянул на себя поношенные кроссовки и, не переодевая домашних брюк и затертой футболки, выбежал на улицу. Побежал, куда глаза глядят. Лишь бы подальше от этого ада. Подальше от любимого Кирилла. Подальше от боли. Пусть развлекаются. Не стоит им мешать…


Добавлено (01.11.2011, 11:42)
---------------------------------------------
Кира быстро обнаружил пропажу, и его негодованию не было предела. Боль и разочарование мешались со злостью и бешенством. Грубо вытолкав ни в чем не виновных девиц из квартиры и не забыв назвать их парой тройкой «ласковых» слов, парень вышел из дому, сел в машину и поехал. Молодой человек не соображал куда едет, а лишь повиновался интуиции, которая вскоре привела его к Никите.
Юноша медленно шагал по краю тротуара, скукожившись от холода, и изредка спотыкался, отшатываясь на проезжую часть.
- Никита!!! – взвыл Кирилл, выскакивая из машины. – Ты с ума сошел??? Что творишь?! Эй! – он подбежал и, схватив парня за плечи, грубо развернул к себе.
- Все в норме, - еле слышно прошептал Никита.
- Да я вижу!!! – грубо произнес Кира. – Ты дурак, да? Киев – это тебе не село!!! Это не твоя Хацапетовка!!! Тебя же машина могла в любой момент сбить!!! Тебя могли в лучшем случае обворовать!!! А сколько здесь ненормальных в такое время ходит??? Если бы изнасиловали??? Или убили??? Я же чувствую ответственность за тебя!!! Чмо ты сельское!!! Мозгов совсем нет!!! – Омельченко сам не понимал, что говорит и в какой тональности это делает. Он крепко сжимал предплечья Ника и орал во всю глотку. Сейчас больше всего молодой человек ненавидел Новикова и злился на него за то, что так любит и волнуется. Снесло крышу… Так это называется?
От замученного юноши не стоило ждать реакции. Никита стоял и плакал, его плечи вздрагивали все чаще и сильнее. Пару секунд простоя молча после выданной тирады, Кирилл посадил друга в машину и повез домой. Всю дорогу по щекам Ника текли слезы, которые он не мог остановить. Ситуация давила на нервы, казалось, что весь мир отвернулся от него, хотелось обнять Киру и прижаться к нему, рассказать все, но тот был почему-то заодно с окружающим миром.
Омельченко помог буквально валящемуся с ног Новикову дойти до квартиры и, заведя его в спальню, сам направился в освежающий душ. Надо было смыть с себя избыток эмоций. В это время Никита быстро скинул с себя ненужные обувь, штаны и футболку и упал на кровать. Заснуть оказалось не так просто. Истерика стала возвращаться…
Когда Кирилл пришел в спальню, Никита лежал, крепко сжав в руках одеяло, и еле сдерживал эмоции.
- Никита… - вздохнул Кира.
- Я лучше пойду сегодня спать на кухонный диван… - сквозь бурю эмоций не без усилий выдавил из себя пару слов Ник, вставая.
- Нет уж! – Омельченко придержал его за плечи и осторожно опустил обратно на кровать. - Ты мне все расскажешь. Я же вижу, что что-то у тебя сегодня случилось… Не стоило приводить этих девок. Тебе нужна была моя поддержка. Я не знал…
- Все нормально, - вытирая слезы, более спокойно произнес Новиков.
- Я вижу… А как же твое обещание? Никогда не скрывать правду, - парень лег рядом с другом на бок, подпирая голову рукой.
- Знаю… Обещание… А если это мой секрет… Не просто секрет, а тот, который ничего не значит, пока его никто не знает… А если его узнаешь ты, то он разрушит нашу дружбу… - стал осторожно подбирать слова блондин, а слезы все текли.
- Только один секрет может разрушить нашу дружбу… - тяжело вздохнул Кирилл. – И его храню я…


Добавлено (08.11.2011, 14:47)
---------------------------------------------
- Только один секрет может разрушить нашу дружбу… - тяжело вздохнул Кирилл. – И его храню я…
- Мне не скажешь? – наконец взглянув в глаза собеседнику, спросил Никита.
Затянулась пауза. Глаза в глаза. И больше ничего не надо. Так близко. Хочется поцеловать, но нельзя…
- Забудь!... – Кира осторожно смахнул пальцами слезы со щек Ника. – Просто… Для меня ты очень важен. Вот и все.
- И ты для меня… - юноша попытался улыбнуться, и из этой попытки получилась жалостливая, но в это же время безумно трогательная рожица. Такая детская и наивная, как и сам Никита.
- Ты не знаешь, о чем я говорю… - с тоской прошептал Омельченко.
- Я знаю, о чем я говорю… Я… - Новиков покачал головой, не договорив фразы, и отвернулся к стене.
- Знаешь… У меня такое ощущение, что ты чувствуешь то же, что и я… Или это только потому, что я хочу, что бы это было так?... – Кирилл нежно провел рукой от плеча Никиты до талии, не осмелившись опуститься ниже потому, что почувствовал легкую дрожь друга. – Я не знаю, что делать… И ничего не могу сказать… - Обнял за талию и развернул к себе лицом. – Скажи остановиться. Или лучше ударь!... И я тебя не трону…
Кира стал с опаской приближаться к Нику. Остановил губами последнюю дорожку слезы где-то на шее. Стал подниматься выше. Дошел до подбородка. Поцеловал в уголок губ. На большее Кирилл пока не осмелился и слегка отстранился, заметил растерянность Никиты, но не дал ему ничего сказать, а просто крепко-крепко и безумно нежно прижал к себе, что бы чувствовать каждую клеточку его тело, малейшее его содрогание.
- Я ведь люблю тебя, ребенок… - с легкой растерянностью улыбнулся Омельченко сам себе.
- Я не ребенок… - Новиков поежился в объятиях друга, устраиваясь поудобней, а так же показывая свое небольшое замешательство и недовольство. – Но и я…
- Что ты? – брюнет отстранился от юноши и посмотрел ему в глаза. В комнате было темно, но с улицы доходило достаточно света, что бы разглядеть лицо, которое, тем более, находилось так близко. – Скажи… Умоляю… Я ведь все уже знаю… Все чувствую… Но хочу, что бы ты признался сам… Что бы не боялся и не стыдился этого… Ник…
- Люблю тебя… - хрипло произнес Никита. Затем сделал паузу, окончательно избавился от ноток истерики и уже с улыбкой ответил. – Я люблю тебя!
- Да! Ахаха! – Омельченко радостно рассмеялся и снова сжал любимого (да! да! любимого!) в своих объятиях.
Новиков, не отставая, так же стал звонко смеяться. Парни не скрывали эмоций, они стали дружно хохотать от безудержной радости, то сжимая друг друга в объятьях, то щекоча друг друга, часто прерывая эти занятия поцелуями: когда нежными, когда более страстными.
Неожиданно этот праздник любви, счастья и радости прервался и наступила тишина. Кирилл и Никита смотрели друг другу прямо в глаза в полной растерянности. Тут Кира нежно поцеловал Ника в губы и стал углублять поцелуй. Никита был удивлен такой перемой настроения и не знал, что делать, но сладостная волна накрыла его и он начал податливо отвечать на поцелуи.
Рука Кирилла проникла под резинку трусов Никиты, и вскоре послышался сладостный стон. Не зная себя от возбуждения, Кира начал опускать поцелуи ниже. Он и представить не мог, что делать дальше, так что поддался чувствам и инстинкту, расслабил горло и дал Нику войти в себя. Дальше пошли движения, от которых Омельченко вскоре так же стал получать удовольствие. Стоны Новикова становились все громче, и с последним вскриком второй почувствовал у себя во рту вязкую жидкость, которую, недолго думая, проглотил.
Вернувшись к губам партнера, Кирилл стал бережно переворачивать его спиной к себе и только когда был готов войти в него, понял, что без смазки не обойтись. Кира быстро обслюнявил три пальца и по одному вошел ими в Никиту. Тот вздрогнул от неожиданности и издал ранее неслыханный стон.
- Мне остановиться? – обеспокоенно прошептал Омельченко.
- Нет… - вздохнул Ник, и, почувствовав тупую боль, вдруг ощутил приятное возбуждение по всему телу – Кира вошел в него. Тела стали двигаться в унисон. Больше ничего не надо было в этом мире.
- Я люблю тебя… - приближаясь к финалу, простонал Кирилл.
- И я…


Добавлено (15.11.2011, 14:27)
---------------------------------------------
Никита проснулся немного раньше Кирилла. Парни лежали полностью обнаженные на смятой постели: Кира на спине, а Ник в его объятиях, уткнувшись носом в шею. Легкое замешательство Новикова сменилось смущением, а затем – тихой искренней радостью. Он осторожно приподнялся и трепетно прикусил одними губами сосок Омельченка и стал прокладывать дорожку поцелуев к мочке уха. От приятно щекочущих ощущений брюнет вздрогнул и проснулся, но глаз не открыл. Наигравшись с мочкой уха, юноша стал продвигаться в сторону рта. Стоило ему коснуться уголка губ, как терпению его друга пришел конец, и последний страстно впился в желанные губы.
- Доброе утро… - довольно улыбнулся Кирилл, открывая глаза после горячего поцелуя.
- Привет… - Никита смущенно закусил губу и неуверенно посмотрел в глаза другу.
- Что-то не так? – опешил Кира.
- Тебе лучше знать… - Ник жадно провел взглядом по обнаженному телу собеседника и, снова взглянув в его глаза, вопросительно изогнул бровь.
- Что-то не так… - утверждающе протянул Омельченко. – Я счастлив… Это непривычно!... – И ослепительно улыбнулся.
- Правда?
- Еще бы!
Брюнет чмокнул в губы Новикова и, натянув на себя домашние шорты, направился в двери.
- Ты куда?
- В душ и на кухню. Сегодня завтрак готовлю я! – игриво подмигнул он и вышел.
Пролежав около пятнадцати минут, Никита все же нашел в себе силы подняться, но не успел он встать на ноги, как его подкосила неприятная боль – аукнулась веселая ночка. Парень с горем пополам встал и дополз до ванной, а оттуда – прямо на кухню.
- Ты почему так шкандыбаешь, будто…? – хотел задать вопрос Кирилл, заметив, как его друг заходит на кухню не свойственной себе походкой, но осекся на полуслове.
- Кому, как ни тебе знать! – усмехнулся Ник, как-то игриво подмигнув.
На некоторое время парни замолчали: Кире было просто нечего ответить, а его друг внимательно следил за тем, как первый старательно готовил блины. Когда у Омельченка в седьмой раз блин превратился в нечто сгоревше-сырое неоднозначной формы, Новиков просто не выдержал этого издевательства над сковородкой и продуктами и подошел к брюнету.
- Милый… Не мучай себя и хватит переводить драгоценные продукты почем зря. Я все сделаю! – прошептал юноша, обнимая чудо-повара за талию.
- Милый? – удивленно переспросил Кирилл, пропустив мимо ушей основную часть мэссэджа. Никита нервно прикусил губу и смущенно опустил глаза. – Вот только не надо строить из себя святую невинность! – рассмеялся Кира и, скинув со сковородки на тарелку очередной шедевр, повернулся к Нику. – Я ничего не имею против… Но ответь на один вопрос… Вчера… Когда… Хмммм… Ты… Мы… В общем, тот разговор и все, что было после него… Это серьезно? Что ты чувствуешь?
- Я чувствую лишь то, что безумно люблю тебя и больше не смогу прожить ни единой минуты без тебя! – ласково прошептал Никита, сжимая обе руки друга.
- А… Тебе вчера понравилось?
- Мне было хорошо, как никогда…
- Люблю тебя, - нежно улыбнулся Омельченко и прижался к Новикову.
- И я тебя люблю… - только и успел ответить тот перед тем, как его губы накрыл страстный поцелуй.


*********************To be continue…*********************


Сообщение отредактировал little_ravisher - Вторник, 15.11.2011, 14:31
 
Форум JVSlash - Slash is everywhere! » Anime-fanfictions & Originals » Originals » «Time for miracles (Part 1)» или «Мы белые – такие несмелые»
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright JVSlash © 2008-2009