Вторник, 21.11.2017, 03:38

JVSlash

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Дорогой Гость
RSS
Форма входа
Друзья-слэшеры
Статистика

JVSlash
JVSlash

JVSlash
JVSlash

"Магия числа "семь" - Форум JVSlash - Slash is everywhere!


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Cissa_M 
Форум JVSlash - Slash is everywhere! » FanFiction по другим группам/фильмам » Гарри Поттер » "Магия числа "семь" (приквел к "Классическому шоколаду", мини, R)
"Магия числа "семь"
maskaДата: Среда, 13.05.2009, 14:43 | Сообщение # 1
Новичок
Группа: Авторы
Сообщений: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
Название: «Магия числа «семь»
Автор: maska
Размер: мини
Рейтинг: R
Пейринг: после прочтения!
Жанр: Romance
Саммари: "Поселившись в Париже и смакуя прелести одиночества, я с помощью совиной почты и всевозможных агентов настойчиво разыскивал того, чей смех хотел услышать снова и лица которого уже почти не помнил."
Предупреждение: эксклюзив, НЕ БЕЧЕНО! в связи с отсутствием времени у таковых...


Сообщение отредактировал maska - Среда, 13.05.2009, 14:47
 
maskaДата: Среда, 13.05.2009, 14:46 | Сообщение # 2
Новичок
Группа: Авторы
Сообщений: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
***
Моросящий дождь и запах прелых листьев подсказывают о приближении Дня всех святых. В это время я чаще всего в плохом настроении. То ли оттого, что в праздники одиночество ощущается ярче, то ли оттого, что именно перед Хэллоуином не стало его. А ведь прошло уже семь лет. Вероятно, магия числа «семь» в том, что на этом рубеже я вдруг перестал чувствовать ноющую боль в груди, когда вспоминал своего врага. И хотя чаще припоминались перепалки, драки, ругань по пустяковым причинам, но еще я помнил его смех. Искренний. Яркий. Чистый. Лишь однажды я слышал его. В тот день,.. когда он просто исчез из моей жизни, как впрочем, и из жизни остальных. Именно этот смех породил во мне желание понять, найти, спросить: "Почему, почему мы были врагами? Почему не смогли найти общий язык? Почему не смеялись вместе?!" Это стало моей навязчивой идеей, этому я посвятил все эти годы.
И вот сегодня я неожиданно понял, что боль моя не вечна. Потому что отпустило, отлегло, утихло. И потому что я решил, что больше искать не стану. Я даже выбрался к родителям. Прибыл, так сказать, с визитом, удивив отца и до чертиков напугав мать. А они смотрели на меня, словно в моих черных волосах вдруг пробились родословно-белые. Они постарели, но по-прежнему «держали лицо», ни словом, ни звуком не напоминая мне о причине нашего разрыва. Приняли так, словно я только вчера был в замке, а не пропадал где-то столько лет, словно не было между нами жестоких и холодных слов.
Добрый ужин, горячий глинтвейн, даже сигара, хотя я никогда не питал страсти к дорогому табаку. Можно было бы подумать, что мы с отцом лучшие друзья, если бы не его подрагивающие пальцы и постоянно ускользающий взгляд. Да. Между нами ничего не изменилось - все та же тонкая грань отчуждения, разделяющая наши миры.
- Я могу пожить у вас, отец? – спросил я после получасовой тишины. Кресла, придвинутые к камину, стояли не далеко друг от друга, и моя тихая мольба не могла быть не услышанной: - Всего несколько дней.
Его сигара заметно дрогнула, осыпая пеплом дорогой камзол, но отец не обратил на это никакого внимания, лишь кивнув головой. Странно. Мне казалось, что пепел на одежде должен был оскорбить его безупречный вид. Я поглядел на свою маггловскую одежду и устыдился своего затрапезного вида и несоответствия приличиям. Одернув рукава любимого и поношенного замшевого пиджака, я зачем-то выдавил сентиментальную глупость:
- Я скучал, папа…
- Можешь остаться до пятницы, - произнес тот холодным тоном и поднялся, выбросив сигару в огонь. И все. Ушел. Не спросив меня ни о чем и предоставив самому себе.
Неужели он всегда был таким - безразличным? Я постарался вспомнить, но почему-то кроме его недовольного лица ничего не пришло на память. Откинув детские обиды, я поднялся с места и решил отправится в свою комнату… Только вот что было странно - за семь лет я напрочь забыл, где она.
- Хозяин, - пискнул появившийся домовик, склоняясь до пола, - вам чего-нибудь угодно?
Я равнодушно оглядел эльфа, поймав себя на остром желании удрать из дома, и, только наступив на горло собственному малодушию (что уж скрывать!), кивнул.
- Проводи меня в мою комнату.
Домовик почему-то всхлипнул, а я прорычал: «Быстро!»

Всю ночь я смолил у окна «Gitanes», разглядывая сквозь стекло темный парк, прислушиваясь к своим чувствам. Зачем я приехал сюда? Ведь после войны, буквально на следующий день мне дали понять, что для родителей я потерян навсегда. Во всяком случае, первым, что я услышал, придя в себя и поняв, что нахожусь дома, был голос Люциуса. Он интересовался, почему я не "cдох"?
Я затянулся так сильно, что поперхнулся и закашлялся, вытирая случайно выступившие слезы. В памяти всплыло бесстрастное лицо крестного и его крючковатые пальцы, удерживающие руку лорда Малфоя. Может быть, тот хотел убить меня? Я усмехнулся, уткнувшись в холодное стекло горячим лбом, и прикрыл глаза.

- Вам было бы легче, если бы я умер?
- Несомненно. Я хотя бы спас свою честь.
- Вашу честь, отец, спасли за вас.

Серые глаза тогда налились таким холодом, что я понял, что абсолютно не знаю своего отца в ярости. Только тихие слова Снейпа смогли погасить его гнев. Меня оставили в замке ровно до тех пор, пока я не выздоровел, а потом указали на дверь.
Я открыл глаза и заметил в тусклых лучах света, льющегося из окон, одинокую темную фигуру, пересекавшую двор. Развевающийся плащ, до боли знакомая походка, словно впечатывающая в землю уверенность хозяина. Снейп.
«Помяни черта...» - хмыкнул я, вновь прикуривая и отворяя окно, выпуская на волю дым и раздражение одновременно. Вот уж кого я точно не хотел видеть.

- Вам лучше не покидать Англии и пожить у своих друзей.
- Крестный, они сошли с ума? - я как сейчас слышу свой испуганный голос. Но Снейп брезгливо морщится, а я собираюсь с силами и спрашиваю: - Почему?
Он томительно долго молчит и присматривается ко мне, а потом проводит надо мной палочкой, бледнея и опуская голову.
- Просто послушайтесь. Один раз в жизни.

Я тогда решил, что ослышался. Обвинить меня в непослушании или непокорности мог разве что посторонний, но уж никак не Северус. Но я не спорил, отдав долг фамильной чести Малфоев, но и не послушался, уйдя с обидой на сердце на следующее утро на все семь лет.
Поселившись в Париже и смакуя прелести одиночества, я с помощью совиной почты и всевозможных агентов настойчиво разыскивал того, чей смех хотел услышать снова и лица которого уже почти не помнил. У меня было только имя – Гарри Поттер. И еще смазанные колдографии исчезнувшего Героя. Как ни странно, но я не нашел ни одного приличного снимка. Даже те, что были в моих руках, не помогали восстановить в памяти его образ, а уж тем более причину нашей вражды. Агенты, всегда с опаской поглядывавшие на меня и находившие просьбу отыскать моего неизвестного врага странной, позже разводили руками, исправно принимая вознаграждение за хлопоты, совы, не находя адресата, возвращались обратно с моими письмами, а я по-прежнему ничего не знал о его дальнейшей судьбе.
Я оторвался от очередной сигареты и вывернул из сумки на кровать вещи. Рубашка, белье, туалетные принадлежности, документы, палочка... А! Вот! Пара более-менее приличных фотографий, незадолго до моего отъезда увеличенных и отретушированных в одной студии дизайна. Я присмотрелся к неподвижным снимкам.
Может, причина моего разрыва с семьей была в том, что я очень походил на него? Те же прямые темные волосы, тот же упрямый взгляд, те же жесткие складки у рта... И почему я раньше не замечал этого сходства? Подойдя к зеркалу, я вдруг увидел себя, будто впервые, и, кажется, понял отца. Этот человек на фото почти разорил нас и покрыл имя Малфоев позором, а я так до неприличия напоминал о нем отцу. «Вот ведь угораздило меня!»
Я криво усмехнулся, падая на кровать. И стоило портить праздник себе и родственникам?! Да еще вот старика-Снейпа сорвали среди ночи...

Я не мог сомкнуть глаз. Перенервничал что ли? И мысли в голове крутились совсем не радостные, а сердце колотилось как бешенное. Я многого не помнил. Как объяснил мне Снейп - это было причиной какого-то заклятия, которым наградил меня Темный Лорд в тот момент, когда нас с Поттером схватили. Но крестный обещал, что рано или поздно память ответит на все мои вопросы. А знать хотелось если не все, то многое. Например, почему в тот вечер я оказался рядом с Героем? Какая причина выгнала нас с ним из Хогвартса в самый разгар бала? Может, я попросту оказался не в том месте и не в то время? И почему гнев Лорда был направлен на меня? Я хорошо помнил жуткое лицо-маску господина, обвинявшего меня в обмане! И снова… и снова смех гриффиндорца.
Голова загудела, а росток сомнения проклюнулся в почве уверенности.
Хотя нет… Я напряг память и вдруг отчетливо вспомнил, что Волдеморт обвинял не меня, а его... Я даже подскочил на месте, стараясь ухватиться за ускользающую в воспоминаниях истину. И кажется, мне удалось. Господин обвинял Поттера в том, что тот обманул его надежды!
«Что за ерунда?!» Я потряс головой и решил не курить больше никогда. Прикрыв глаза, я мысленно перенесся в свое детство. Это всегда успокаивало и приводило чувства в порядок.
Вот мама, накрывающая на стол. Ее улыбка, когда она смотрит на меня и моих друзей.
Отец, увлеченно рассказывающий о маггловских чудесах.
Я улыбаюсь этой картинке и двигаюсь во времени дальше.
Мои каникулы. Я гуляю по лугам, наслаждаясь тишиной и свободой, не желая весь день копаться в маминых грядках. Она так рьяно следила за своими клумбами...
«Интересно, кто теперь вырывает сорняки и рыхлит землю?» Я вздыхаю, и из сердца уходят тревога и сожаление. Завтра... Я спрошу маму об этом завтра, решаю я, наконец, проваливаясь в тяжелый сон.

***
- Доброе утро, - кивнув всем, я достал маленькие свертки, приготовленные заранее, и вручил каждому, попутно чмокая в щеку и говоря "с праздником". Отец был напряжен, словно я ему сполохвоста подарил, мама почему-то брезгливо сморщила носик, а Северус ухмыльнулся уголками губ, впившись взглядом в моих родителей.
Ясно, они уже о чем-то говорили, и Снейп оказался прав. Я был бы не я, не помни эту полную превосходства усмешку.
- Как добрался, крестный?
Нейтральный вопрос повис в воздухе, словно шаровая молния, которая вот-вот ударит, но только не известно в кого.
- Благодарю вас. Вовремя.
Я нахмурился, не поняв игры слов, но тут же отмахнулся от этого. В конце концов, я приехал в гости.
- Вот, решил задержаться здесь на неделю, - сообщил я, разглядывая поседевшего Снейпа и подумав, что он сейчас стал больше похож на моих родителей, чем я. - Ностальгия, знаешь ли, замучила.
- Странно.
- Что ж странного в том, что человек скучает по родному дому? Хотя в моем случае, я соглашусь с тобой.
В зале слышатся только звуки приборов, и на мою реплику никто не отреагировал. Раздражение и обида вновь на своем посту, и я сделал то, что никогда не позволил бы себе раньше – достал сигареты и закурил прямо за столом. Наконец родители обратили на меня внимание! Отец стиснул зубы и шумно отбросил вилку, а мать просто вышла из-за стола. И только Снейп наворачивал за обе щеки.
- Мама, вы не посмотрели на мой подарок, - окликнул я Нарциссу, усевшуюся с книгой в дальнем углу гостиной. Женщина подняла на меня глаза и украдкой покосилась на мужа.
О! Это уже интересно. Люциус запретил ей говорить со мной? Я потушил сигарету о тарелку и встал со своего места, подцепив пальцем за бант подарок матери. - Откройте, - требовательно попросил я, протянув ей сверток. - Я настаиваю...
Люциус уже взял себя в руки и вновь размеренно двигал челюстями, а моя мать дрожащими руками разорвала обертку. Она так нервничала, что содержимое выскользнуло из фольги и упало ей на колени. Нарцисса вскинула на меня почти умоляющий взгляд, но не притронулась к маленькой луковице.
- Ну, что же вы? – спросил я тихо, стараясь найти в ее глазах хоть капельку тепла и любви. - Это всего лишь цветок. Редкий и прекрасный как вы. Вы когда-нибудь встречали серебряный нарцисс? - Она, дрожа, покачала головой, а я почувствовал, что завожусь все больше, не понимая ее - свою мать! - Почему вы не радуетесь? Вы же всегда любили сажать цветы! – прошептал я в отчаянии, нависая над ней.
- Я никогда не сажала цветов.
Ее дрожащие губы и чуть покрасневшие глаза удивили меня не меньше, чем ее заявление.
- Как? - я обернулся и поглядел на Снейпа, тот расправлялся со вторым куском мяса, словно его не кормили дня три. - Неужели ты забыла свои любимые лилии? - я вновь поймал ее взгляд, присев на корточки и сжав ее холодные руки. - Как ты заставляла меня просеивать землю чуть ли не через сито? Мама? Это же нельзя было забыть... Твои флоксы и...
- Я не садовник!! - взвизгнула Нарцисса, вырываясь и подскакивая на месте. – И у нас никогда не было цветников!
- Ты, наверное, перепутал, - раздался за спиной спокойный голос Северуса. Я посмотрел на упавшую луковицу, на мать, нервно теребящую носовой платок и возвышающуюся надо мной как изваяние, перевел взгляд на отца, который игнорировал меня, как и раньше, и задержался взглядом на пристальном прищуре крестного.
- Перепутал?
Я не хотел верить в это. Ведь это было тем, о чем я думал в трудные минуты жизни, ассоциируя это со счастьем... Я держался за эти воспоминания, как за соломинку.
- А ты, отец, никогда не рассказывал мне о маггловской технике?
Снейп почему-то отложил вилку и напрягся. В отличие от Люциуса. Тот, побледнев, резко поднялся, отталкивая стул и сверкая бешеным взглядом, и прошипел сквозь зубы:
- Снейп, сделай же что-нибудь! Это же... отвратительно!
Он стремительно подошел к моей матери и увел дрожащую Нарциссу из гостиной. А я медленно перебрался на кресло и хлопнул глазами:
- Я не понимаю… Профессор, что происходит?
- «Профессор»? Ты давно не называл меня так.
Что-то в его голосе настораживает, но от происходящего накатывает головная боль. Думать не хочется. Хочется спать...

- Ты привел его ко мне?
Вопрос задают мне, но я говорю чужим голосом:
- Я никогда не отдал бы его тебе.
- Значит, это твой выбор…

Я вздрагиваю и просыпаюсь. Оказывается, я уснул в кресле, и кто-то укрыл меня пледом.
- Мама?
- Проснулись? – я вздрогнул и понял, что за спинкой кресла стоит Снейп.
- Да. Плохо спал.
- Давно у вас бессонница?
- Нет… Северус, - чуть ли не взмолился я, - ты говоришь со мной, как раньше! Я понимаю, что родители разочарованы во мне. Но ты! Ты-то что против меня имеешь? - Крестный нахмурился еще больше и протянул мне чашку с каким-то варевом. Я выпил, поморщился.
- Что это за дрянь? – спросил, передернув плечами от омерзения.
- Яд, - усмехнулся Снейп. – И вы почти не изменились: сначала пьете, потом спрашиваете. Знали бы вы, как странно то, что вы приехали.
Я потер лицо ладонями и потряс головой, но сонливость не стала только сильнее. Я не смог даже разлепить губы и отругать зельевара за то, что тот опоил меня снотворным. Комната и весь мир медленно закружились перед глазами, и я услышал монотонный голос слизеринского декана:
- Вашу самоуверенность не перебить даже Авадой. Вы всегда и все делали так, как хотели. Ни одно заклятие не выдержит вашего упрямства. Сидели бы тихо в своем Париже. Посылали бы раз в неделю письма самому себе. Так нет! Вы не успокоитесь, пока не наломаете дров… Глядя на вас, я стал поэтом. Но, - его лицо на миг заполнило весь мой мир, - я недооценил вас.

Это было сном. Самым необычным и странным. Как только лицо крестного размылось, я увидел какого-то парня, похожего на Люциуса и Нарциссу одновременно. Необычно красивого и гордого. Я видел его надменное лицо. Я пылал к нему ненавистью. И я четко знал, что он – мой… Враг? Нет. Определение этому я не смел произнести.

- Черта с два ты уйдешь к нему, Малфой! – кричу я, чувствуя за спиной негласную поддержку гриффиндорцев (Это кричу я? Гриффиндорцы на моей стороне? Что ж… сны бывают и не такими чудными).
- Кто остановит меня, Поттер? Уж не ты ли? – парень растягивает звуки, и я вздрагиваю от звука его голоса, потому что узнаю его…Блондин подходит совсем близко и в его серых, как у моего отца, глазах мелькает вызов и надежда одновременно. Не успев разобраться с этим несоответствием, я просто хватаю его за отвороты праздничной мантии и говорю:
- Да, Драко. Именно я.
И он смеется… Счастливым и радостным смехом. Тем самым, за который я готов перевернуть полмира.

- Стой… Подожди! – я вскрикнул уже наяву и вновь увидел крестного, который разглядывал меня, как генетик дрозофилу в период размножения. – Черт… Я долго спал?
Смущение скрыть не удалось, а Северус взглянул на маггловский Ролекс и констатировал:
- Час и семь минут.
- И? – я перевел на него хмурый взгляд, откинув плед и вытянув из кармана сигареты. - Что все это значит?
- Что именно, мистер Поттер?
- Поттер? Хватит! – заорал я, сминая сигарету. – Ты и родители решили убедить меня в том, что я свихнулся? Так вот – не выйдет! Я помню, кто я. Я знаю, что похож на Поттера, но только внешне! Но я Малфой! Драко Люциус Малфой! Тот, кого собственные родители возненавидели из-за того… - тут я замешкался, потому что не так и не вспомнил истинную причину их ненависти. – Из-за того, что… Моргана!! Не помню!!
- Хорошо… Драко, - выдавил из себя Снейп, упершись локтями в подлокотники кресла и сцепив пальцы в замок. – А что ты помнишь? О том, что произошло семь лет назад.
- Был бал, - начал я, хватаясь за новую сигарету. – Потом я помню Волдеморта… Он был страшно недоволен тем, что Поттер его предал. И потом… больше ничего. Я видел, как он ушел.
- Темный Лорд? – брови Снейпа взлетели на лоб.
- Нет. Гарри…
- Гарри… - иронию Снейп не скрывает, а я злюсь сильнее.
- Его, кажется, так звали!
- И Гарри ушел… - повторил Снейп. - А куда делся Лорд?
Я затянулся, жмурясь от едкого дыма, и сквозь пелену посмотрел на профессора.
- Не помню. Я, наверное, отрубился, - пальцы подрагивали и наши взгляды уперлись друг в друга. В черных глазах Северуса плескался такой скептицизм, что мне стало страшно. – Я, правда, не помню, - сказал я твердо.
- Но ты помнишь, что ты сын Люциуса и Нарциссы, что твой дом Малфой-Менор, что тебя зовут Драко…
- Ты на что намекаешь? – скрипнул зубами я.
- Да ни на что, просто подвожу итог. А еще ты помнишь, что твоя мать сажала цветы, а отец рассказывал о магглах.
- Да. И не понимаю, почему они скрывают это теперь.
- А потому, мистер Поттер, что ваши воспоминания каким-то странным образом смешались с воспоминаниями сына Малфоев – Драко, который в том году перед тем, как отправится в школу, заявил отцу, что любит вас и собирается перейти на вашу сторону. - Я подавился дымом от возмущения, и только поэтому не возразил и продолжил слушать этот бред дальше. – И никто из нас до сих пор не знает, где вы с ним пропадали ровно два дня, до той роковой ночи, когда Пожиратели Смерти схватили вас, но я достаточно осведомлен о том, как Лорд разобрался с вами. Я лично собирал вас по кусочкам, когда нашел в подземельях у Волдеморта, замученного и принявшего Аваду Кедавру, как и полагалось, без последствий. Разве что с памятью у вас было не все в порядке, как и у Драко, который не узнавал ни меня, ни вас, ни своих однокурсников. А через день молодой Малфой исчез из больницы Святого Мунго, так и не сказав, что произошло в застенках Темного Лорда. Вы же, очнувшись, стали считать себя Драко. Я забрал вас в Малфой-Менор, решив, что на вас обоих лежит какое-то заклятие, но вы были «чисты» и ни черта не помнили о своей настоящей жизни. Я даже думал, что вы под каким-то долгоиграющим оборотным зельем, но и это оказалось не так. А потом Люциус вышвырнул вас из дома.
Я слушал и не замечал, как сигарета, обгорев до моих пальцев, кусает их огнем. Я никак не мог понять, снится мне это или нет, я никак не мог уяснить, зачем Снейп делал это. «Хотя это в его манере – унижать меня…»
Я вздрогнул, потому что вдруг, как наяву, увидел его взбешенного, отчитывающего меня за омут памяти, открывшего мне правду и о нем, и об отце… Отце? О том черноволосом парне в очках…
Рука медленно поднялась к воротнику и дернула за пуговицы.
- Мне нужно выйти.
Снейп приподнял бровь, но не возразил. А я выскочил на крыльцо, заглатывая воздух порциями и так же порциями вытягивая из темноты забвения свое прошлое.
Дурсли. Петуния со своими клумбами.
Хогвартс.
Рон.
Гермиона.
Сириус…
Я сдавленно пискнул и опустился на колени. «Я и тебя забыл!»
Люциус.
Снейп.
Волдеморт.
Драко…
Тот блондин из сна! С которым мы в ту октябрьскую ночь целовались до умопомрачения и с которым облазили все злачные места Лондона. И который не бросил. Хотя я просил и кричал. Он остался и видел, как меня… Мерлин…
- Мерлин… Мерлин… - я стиснул горло и окончательно вспомнил тот миг.

- Не смотри на него! – мне кажется, что я кричу, но голос, сорванный дюжиной Круциатусов, предательски тих. Мой Дракон бледен и непреклонен. А Волдеморт сверлит его кровавыми глазами, улыбаясь по-змеиному.
- Скажи, что ты его ненавидишь, открой этому наивному дурачку истину, - шипит Риддл. – Ты же ненавидел его всегда… Скажи это…
- Я ненавижу…
Дальше я не слышу, потому что в меня летит зеленый луч смерти…

Я вскочил на ноги и влетел в гостиную. Снейп по-прежнему был на своем месте, не сменив ни позы, ни выражения лица.
- Почему? – прошептал я. – Почему вы не сказали мне тогда? Это была ваша месть мне? Или вы и Драко ненавидели так же сильно?
- Вижу, вы окончательно пришли в себя, – зельевар поднялся и черной тенью двинулся на меня. – А не сказал я потому, что не успел. Вы не послушались и уехали, оставив за собой право распоряжаться своей памятью и жизнью.
- Но они?! – я зло ткнул пальцем в сторону двери, за которой скрылись Малфои. – Они даже не пытались искать сына! И сегодня! Зачем этот спектакль?!
- Они искали. Как и я. Но какая-то сова однажды нашла вас вместо Драко. И вы ответили от его имени.
Я вспомнил странное послание от Нарциссы, умолявшей отозваться, сообщавшей, что отец готов простить мою нелепую любовь и настаивающей на моих колдографиях, чтобы успокоить ее материнское сердце. Как я тогда радовался! Я нащелкал добрую сотню кадров и с совой отправил в Малфой-Менор. А в ответ… Размашистый почерк Люциуса и его фамильная печать на единственном предложении: «Будь ты проклят!»
- Я был убит его ответом, кре… профессор, - прошептал я.
- Я наблюдал последствия этого, - хмыкнул тот, пропустив мимо ушей мою оговорку. - До сих пор не понимаю, как Министерство Магии Франции спустило вам ту выходку и не выдворило из страны.
- Вы про дождь из ликера? – грустно усмехнулся я, скосив на него глаза. Снейп по-птичьи склонил голову и внимательно поглядел на меня:
- Я про ваш недельный запой и… И это тоже.
Я опустил голову, вдруг запоздало устыдился своей детской выходки, но эти мысли вновь сменились хаосом ощущений. Ведь не каждый день узнаешь, что семь лет твоей жизни были сплошным заблуждением.
- Но вы смолчали и в тот раз…
- Вы были, в принципе, благополучны и моя помощь не требовалась, - сказал Снейп. – У вас была приличная жизнь. И любое нарушение ее устоев, такое как возвращение воспоминаний, могло навредить вашему рассудку. Три года я только и делал, что уничтожал ваши фотографии из архивов, газет и прочего, опасаясь того, что Драко, когда-нибудь увидев ваше фото, пострадает от неожиданно вернувшегося прошлого. Хм! Люциус настаивал даже на уничтожении самой памяти о вас, но я отговорил его от столь радикальных мер. Я распространил слух о вашей любви к путешествиям, отвлекал ваших друзей письмами из Египта, Мексики и других стран. Они уверены, что вы благополучный бизнесмен, объездивший полмира, - усмехнулся зельевар, глядя в окно. – Но когда через три года вы так и оставались Малфоем, пишущим редкие письма родителям и нанимающим агентов для поисков Гарри Поттера,... – Снейп вздохнул и поглядел на меня через плечо, как на докучливого посетителя, – …а Драко так и не объявился, я перестал надеяться, что воспоминания к вам обоим когда-нибудь вернуться вообще.
Зельевар резко обернулся, а я непроизвольно отступил на шаг.
- Что произошло в подземельях, Поттер? Я уверен, что именно там разгадка вашего и его забвения.
- Я рассказал все, что помнил, - ответил я, привыкая к новым … или наполняясь старыми ощущениями.
Снейп нахмурился.
- Знаете, Поттер, я настоял на том, чтобы Люциус не убил вас сразу, подыграв вам…
- О! – иронично протянул я, получив от слизеринского декана яростный взгляд.
- Но это не значит, что он не сделает этого завтра, – он поднял ладонь, пресекая в зародыше мое возмущение. – Я думаю, на этот раз вам действительно стоит покинуть замок и вернуться в Париж, и уж точно быть подальше от Малфоев.
- Вы никак обо мне заботитесь? – не удержался я от иронии.
Зельевар не ответил, а сунул мне в руку маленькую картонку. Я опустил глаза и замер. Драко, счастливый и гордый, откидывал длинную челку со своих изумительных серых глаз и обнимал кубок по квиддичу.
- Я забочусь о нем, - произнес мужчина, а я поглядел на Снейпа с благодарностью.
- Я позову вас, когда найду Драко.
- «Если» Поттер, «если», - глухо буркнул зельевар.
- Нет, Северус, «когда», - я накрыл своей ладонью его холодные пальцы и впервые в жизни пожал руку ненавистного когда-то декана. – Вы же верите в магию числа «семь»?
Снейп нахмурился и ушел, оставив меня одного посреди чужого мне дома. А я потер лицо, словно смахнув усталость, и почувствовал небывалое облегчение.
Я – Гарри Поттер, и я люблю Драко Малфоя.

 
Форум JVSlash - Slash is everywhere! » FanFiction по другим группам/фильмам » Гарри Поттер » "Магия числа "семь" (приквел к "Классическому шоколаду", мини, R)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright JVSlash © 2008-2009